Грязные секреты: индустрия антидепрессантов

Стоит ли доверять антидепрессантам? Возможно, и Вы тоже их принимаете? Если да, не вздумайте прекратить без поэтапного плана выхода. Может, их принимает кто-то из ваших друзей или близких? Ваш любимый человек? Но ведь они бы не продавались, если бы никому не помогали, верно?
Антидепрессанты – грандиозный обман?

Эти медикаменты должны проходить проверку! Незаинтересованные люди в белых халатах должны тщательно изучить их действие. Ведь если депрессию можно определить как "химический дисбаланс", то давайте будем лечить ее при помощи химии! Конечно! Почему нет? В чем проблема? Так, пристегните ремни: нас ждет ухабистая дорога.


Антидепрессанты: что они могут?

Фармацевтические компании утверждают, что более 80% людей с депрессией могут быть излечены при помощи антидепрессантов. Но можно ли этому верить? Ведь если они так хорошо помогают, почему же столько людей продолжают страдать от депрессии? Как проверяют эти вещества перед тем, как они попадают в руки страдальцев?


Сила веры и денег

Давайте не будем ходить вокруг да около: плацебо – очень мощная вещь. Таблетка Плацебо – это инертное вещество, которое принимает человек, уверенный в том, что это активное химическое соединение. Если человек уверен в том, что таблетка-пустышка на самом деле является активным препаратом, например, антидепрессантом, то эта уверенность становится источником ожиданий. А позитивные ожидания могут сами по себе быть лекарством.

Одно только знание того, что вас лечат, может помочь вам поправиться. В этом и состоит эффект плацебо – большая проблема для всех ученых, которые занимаются лекарствами.

Фармацевтическая компания может проводить и публиковать собственные исследования (здесь уже можно насторожиться). Им нужно доказать (ну, или сделать вид, что они доказали), что то лекарство, которое они хотят продать, работает лучше, чем эффект плацебо. В ином случае человек платит за лекарство с кучей побочных эффектов, которое ничем не лучше, чем таблетка-пустышка.


Во все тяжкие

Давайте еще немного повоображаем. Предположим, что лекарство приносит $19 млрд в год, но на самом деле является ничем большим, нежели плацебо. А теперь допустим, что это было так называемое "активное плацебо", то есть лекарство, которое не лечит, но имеет кучу побочных эффектов, и люди уверенны, что оно поможет.


Представьте, что эффект плацебо мог бы вызывать:

- неспособность достичь оргазм (у мужчин и женщин);
- тревожность;
- сухость во рту;
- задержку мочеиспускания;
- нечёткость зрения;
- запоры;
- седативный эффект (может мешать управлению автомобилем или механизмами);
- расстройства сна;
- набор веса;
- головные боли;
- тошноту;
- расстройства ЖКТ/диарею;
- боли в области живота;
- неспособность к эрекции;
- потерю либидо;
- возбуждённость.


Только представьте! Не лучше ли тогда просто заменить это пустышкой? Так в чем же тот самый грязный секрет? Вы и не воображаете.


Никто не хочет, чтобы Вы это знали

Антидепрессанты (и другие лекарства) попадают на рынок после того, как они пройдут контроль по методу двойного слепого плацебо. Это значит, что ни пациент, ни врач не знает, чем его лечат: настоящими лекарствами или пустышками. Но иногда пациент может раскрыть данные эксперимента, верно догадавшись, что получает настоящее лекарство, так как замечает на себе действие побочных эффектов.


Для испытания лекарства создают три группы:

1. Те, кто получает настоящий антидепрессант;
2. Те, кто получает пустышку с эффектом плацебо;
3. Те, которые вообще не получают никакого лечения.


Как же справляются антидепрессанты по сравнению с плацебо?

Результаты масштабного аналитического исследования показали, что настоящие антидепрессанты намного эффективнее, нежели плацебо. Но не показали никакой "клинически значимой" разницы между уровнем улучшения у пациентов на пустышках и тех, которые принимали настоящие лекарства против депрессии.

Другое исследование, проведенное в 1996 году, показало, что антидепрессанты справляются лишь немногим лучше пустышек (но, опять же таки, не в клинически существенных масштабах).

Выходит, что антидепрессанты все-таки немного лучше справляются со своей задачей, нежели пустышки? Хмм…


Депрессия и активные плацебо

Не так быстро. Когда пациент раскрывает эксперимент, по побочным эффектам догадываясь о том, что получает настоящее лекарство, его ожидания меняются: “Значит, я на настоящих лекарствах, а не на плацебо!” И, как бы парадоксально это ни было, эффект плацебо по отношению к настоящему лекарству только возрастает. Еще одна проблема для ученых!

Та крошечная разница в эффективности между настоящими антидепрессантами и плацебо абсолютно исчезает, когда пациенты получают "активные плацебо", то есть химические вещества, которые не являются антидепрессантами, но производят реальные побочные эффекты. Такие таблетки склонны демонстрировать наиболее эффективные результаты, так как пациент считает, что побочные эффекты – это доказательство того, что они получают настоящие антидепрессанты.

Как же фармацевтическим компаниям справиться с тем, что их антидепрессанты не лечат депрессию лучше эффекта плацебо?


Ещё один маленький грязный секрет

Разумеется, фармацевтические компании заявляют, что эффективность их антидепрессантов намного выше эффекта плацебо, хотя независимые исследования показывают обратное. Как же так?

Да бросьте! Я уверен, что не открыл для вас Америку! Но давайте быстренько разберемся с этим, так как это просто не укладывается в голове. Фармацевтические компании просто не очень хорошо себя ведут. Почему? Вот почему:

- Фармацевтические компании проводят свои собственные исследования (хотя и не имеют на это права);
- Они не выпускают в публикацию исследования, которые доказывают меньшую эффективность антидепрессантов против плацебо;
- Публикуют только те исследования, которые обеспечивают положительное отношение – снимают сливки;
- Одно и то же исследование с подходящими результатами публикуется несколько раз – так, чтобы сложилось впечатление о множестве схожих работ;
- Публикуют только некоторые результаты исследований (те, которые выставляют антидепрессанты в выгодном свете). Это можно сделать, например, "закопав" отрицательные результаты в тексте, но оставив их в графиках и таблицах;
- Игнорируют людей, которые хотят отказаться от участия в исследовании;
- Не включают в результаты тех, кто на предварительном тестировании перед исследованием показал хорошую реакцию на плацебо;
- Не спрашивают о побочных эффектах (и, следовательно, не публикуют их).


Это все немного "нехорошо", не так ли? Мне кажется, этот секрет стоит знать. Можно выпустить новое лекарство, которое ничем не лучше плацебо, если Вы сделаете вид, что оно лучше! В области антидепрессантов это может приносить по $19 млрд в год! Неплохо!

Так, антидепрессанты не работают. Но какая же наука стоит за лечением депрессии при помощи медикаментов? Может ли так быть, что чувство несчастности или клиническая депрессия на самом деле вызвана "плохой наследственностью" (как считают редукционисты)?

Не буду вас надолго задерживать – я знаю, вам пора на тренировку (исследования показали, что физические нагрузки так же эффективно борются с депрессией, как и антидепрессанты, но при этом еще и предотвращают рецидивы; и никаких побочных эффектов – только положительные!)


Медико-биологический миф о депрессии

Дело вот в чем: если у вас есть некое решение, которое можно продать за большие деньги, то нужно найти или создать проблему под это решение. Депрессия – реально существующая масштабная проблема, которая со временем все больше и больше охватывает индустриально развитые страны.

Клиническая депрессия была сведена к биохимическому "заболеванию" (как удачно для фармацевтических компаний, которые продают решение биохимических проблем!) Депрессивные настрои, как и биохимические модели (могли бы Вы себе представить) не являются приобретенными от родителей привычками (что было бы ожидаемо), но передаются генетическим путем. И люди рассуждают так, будто тому есть научное подтверждение. Но его нет.

А вот ещё один "секрет". Новое лекарство – SSRI (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина) – якобы намного эффективнее всех трицикличных антидепрессантов старого типа. Но вот что: все антидепрессанты справляются с клинической депрессией не лучше других антидепрессантов. Кажется, фармацевтические компании не очень однозначно об этом говорят, верно?


А что насчет серотонина?

Хорошо разрекламированные SSRI нового поколения якобы влияют следующим образом: препятствуют повторному захвату серотонина после того, как он высвобождается в синапсисе мозга. Проще говоря, биомедицинская теория гласит, что причина депрессии не в переживаниях по поводу развода, например, а в нехватке "гормона счастья" серотонина в мозгу у человека, который имеет к этому генетическую предрасположенность.

Таким образом, если у человека, который находится в состоянии депрессии, понижен уровень серотонина в крови, то его искусственное повышение должно якобы улучшить состояние пациента. Ну, звучит логично.

Но если бы дело обстояло так, то искусственное понижение уровня серотонина и дофамина у здорового человека (который не находится в состоянии депрессии) должно провоцировать клиническую депрессию. А этого не происходит. Более того, резкое понижение уровня серотонина в мозгу абсолютно никак не сказывается на настроении человека.

Лидирующий ученый в этой области Ирвинг Кирш считает этот факт последним гвоздем в гробу биомедицинской теории/теории низкого уровня серотонина. Миллиарды долларов, сотни миллионов пациентов – и все это построено на немногим большем, чем байке об очередной "панацее"? Но дальше хуже.


Еще один гвоздь в гроб с серотонином

Во Франции был разработан антидепрессант Тианептин, который в рекламной кампании – только подумайте! – был заявлен как средство для понижения серотонина в мозгу. И да, думаю, Вы догадались: работает он так же, как и любой другой антидепрессант или плацебо. Вот это да!

Я хочу еще раз подчеркнуть тот факт, что вся громадная индустрия антидепрессантов покоится на идее, что причиной депрессии является пониженный уровень серотонина в мозгу. И ученые уже доказали, что это не так.

Я не хочу сказать, что депрессия совсем не зависит от генетической предрасположенности, но этот факт никак не был подтвержден. Но и не механизмы серотонина тому причиной. Состояние депрессии (или счастья) могут вызывать нейрохимические процессы в организме, которые ошибочно могут быть приняты за причины.


Что ж, заканчиваем нашу демагогию

Лично я не имею ничего против фармацевтических компаний, хотя из прибыли в $150 млрд (80% из которых обеспечивается патентами от лекарств, разработанных в течение последних 10 лет) всего лишь 14% отводится на исследования и разработки, а 31% - на маркетинг и администрирование. И я не против медицины как таковой. Но я против лекарств, которые на самом деле таковыми не являются.


Не было бы ничего страшного в том, что, по сути, антидепрессанты являются активными плацебо, если бы:

- люди не зарабатывали на этом столько денег;
- побочные эффекты не были бы такими вредными (например, риск развития суицидальных склонностей у пациентов в возрасте до 24 лет, которые принимают SSRI, вдвое больше по сравнению с плацебо).

Я считаю, что это серьезная вещь, о которой стоит задуматься.

Контактная информация